«Почему у меня не получается вылечиться от панических атак?» Газета «Верже»

Газета «Верже», 21 января 2016
Ходит человек к психотерапевту, ходит. Вроде прилежно ходит, раз в неделю. И всё слушает, и упражнения выполняет, и с согласием кивает «да, да, так оно и есть». А болезнь не отступает… Что же происходит? Почему так? В чем причины неуспеха?
Вообще на месте слов «панические атаки» в заголовке этой статьи можно поставить любой другой термин, обозначающий психогенное расстройство, то есть расстройство, имеющее психологическую природу. Это может быть также и не психосоматика, а более легкая проблема, например, любовная зависимость или низкая самооценка, страх выступать перед аудиторией или неразделенная любовь.
В чем же тут загадка? Почему одни люди приходят к психологу и быстро решают свои проблемы, а другие месяцами (а иногда и годами) ходят и их состояние (физическое или психологическое) мало в чем меняется?
Ответ здесь очень простой: в желании людей менять себя, в готовности отказаться от старых мыслей, убеждений и начать думать по-новому.
Оксана страдала от панических атак несколько лет. Начались они на фоне развода с первым мужем. Развод был мучительный, хотя инициатором была она сама. Когда семья распалась, Оксана взвалила на себя чувство вины за разрушение семьи, хотя на самом деле жить с этим человеком ей уже совершенно не хотелось. То есть в ее душе жил страх, что создать новую семью она не сможет, ведь «найти мужчину очень трудно», поэтому она винила себя за то, что выпустила из рук ту «синицу», которая у нее была, мечтая о «журавле в небе».
Когда у Оксаны начались новые отношения, ее избранник стал вести себя так, что Оксане это доставляло некоторый дискомфорт. Но уйти из этих отношений она не решила, так как (снова) «найти мужчину очень трудно». Ее любимый общался со своей подругой, чем вызывал море ревности у Оксаны. «Банальная ситуация», — скажете вы, но всё осложнялось тем, что каждый приступ ревности сопровождался паническими атаками у Оксаны. Так же как и отлучки любимого в другой город. У Оксаны подсознательно активизировался страх его потерять.
Таким образом, панические атаки у Оксаны на данном этапе провоцировались приступами ревности. Ситуацию можно было бы изменить, если бы не одно «но»: на очередном сеансе психотерапии Оксана заявила, что не представляет, как в такой ситуации можно не ревновать, то есть отказалась меняться. Все попытки переубедить ее оказались бесплодными.
Алина начала страдать от панических атак после смерти мамы. Эта смерть произошла не внезапно – мама долго болела, но Алина никогда не допускала мысли о возможной смерти, надеялась до последнего. Отношения Алины с мамой имели определенную специфику – это были отношения созависимости. Алина, будучи уже взрослой, спрашивала у мамы совет, как поступить в той или иной ситуации, что одеть, советовалась с ней по многим вопросам, которые характеризовали ее больше как ребенка, а не как взрослого. Потеряв маму, женщина потеряла точку опоры. Ей было очень трудно принимать решения самостоятельно, было просто страшно жить. Так происходило с непривычки быть автономной личностью, от несформированного умения полностью нести ответственность за себя в жизни. Алина стала делать попытки самостоятельного принятия решений, и у нее это хорошо стало получаться, но психологический дискомфорт от чувства автономности давал о себе знать – это чувство было непривычно.
При анализе психологических трудностей Алины было выяснено, что она не принимает смерть мамы, она не смирилась с ней, и именно из-за этого у нее происходили панические атаки – смерть мамы разбила в голове Алины картинку о безоблачной счастливой жизни, столкнула ее с реалиями бытия, где люди болеют и умирают. Но вместо того, чтобы адаптироваться и выработать новое понимание жизни, Алина стала упорствовать и пытаться сохранить старое, уже неработающее представление. На первом сеансе перед Алиной была поставлена задача – принять смерть мамы как факт жизни. Была проделана огромная работа и вот на 14-м сеансе, когда ее внимание снова было обращено на то, что она до сих пор не приняла смерть мамы, девушка неожиданно заявила: «А я не хочу принимать ее смерть! Бог может сделать все по-другому! Он может всё! Почему он не сделал так, чтобы моя мама была жива?!» И нося в себе эти мысли, которые продуцировали сильный стресс, девушка продолжала страдать от панических атак, которые этим стрессом вызывались.
В заключение, хочется еще раз напомнить золотое правило о разделении ответственности в психотерапии: 40% ответственности – ЗА ПРОЦЕСС – несет психолог\психотерапевт, и 60% ответственности – ЗА РЕЗУЛЬТАТ – несет сам клиент. То есть если Вы не получили результата в психотерапии, то за это отвечаете Вы. Анализируйте себя – что Вам помешало измениться. Ваше внутреннее препятствие к изменениям также можно проработать в консультации с психологом.