Как мне приснились Роджерс и Маслоу, или Еще раз о присоединении к клиенту. Мои зарисовки по психотерапии

Роджерс и Маслоу

Моя клиентка

Я сидела в своем кабинете и выжидающим взглядом смотрела на свою клиентку. «Какую очередную историю она будет мне сегодня рассказывать? – подумала я. – Изменений никаких, только рассказывает, как ей помогает моя терапия».

Клиентка воодушевленно вела речь о том, как она наконец-то смогла высказать в лицо, что она думает о неприятном ей человеке, как она наконец-то после многих лет свободно сделала то, что хотела.

Для меня это не означало ровным счетом ничего: говорить гадости человеку, с которым к тому же потом придется встретиться и который, судя по всему, склонен мстить за свою «поруганную честь», — для меня это означало скорее проигрыш, чем какой-то прорыв вперед, о котором непрестанно щебетала моя гостья.

«Удивительно!… – думала я. – Где она видит результаты нашей психотерапии, если я их в упор не вижу? Как жалела себя, так и жалеет. Как не стремилась радоваться настоящему, так и не стремится. Как жила в прошлом, так и живет».

Клиентка завела свою песню об упущенных возможностях, о том, что когда-то в ее жизни всё было хорошо, и как Господь давал ей знаки, которые помогали ей избежать несчастья, но она не послушалась… Короче, опять унылая песня.

В прошлый раз я прямо спросила:

— Сколько еще лет Вы будете жалеть об упущенных возможностях?

— Не знаю… — сказала моя собеседница.

— Что должно случиться, чтобы Вы перестали о них жалеть?

— Что-то хорошее в моей жизни!…

«Да уж.. – подумала я. – Хороший ход. Так можно всю жизнь просидеть и прождать у моря погоды, пока что-то «хорошее» не свалится тебе на голову… А свалится ли, вот в чем вопрос? Если ничего не делать…»

Еще с первой встречи я чувствовала с этой клиенткой дискомфорт. В последнюю встречу он так усилился, что после того, как она ушла, я чувствовала какую-то тяжесть. В годы своей эзотерической молодости я верила в энергетических вампиров, и они почему-то появлялись как грибы после дождя. Когда же я вышла из эзотерического мрака и с помощью православия узнала, что вампиры – это миф, что их вовсе не существует, все вампиры вдруг… исчезли! Просто исчезли из моей жизни! И появились нормальные люди. Конечно, среди них есть конфликтные личности, это факт. Определенный психологический тип людей с определенными паттернами мышления и поведения. Но вампиры – исчезли. И вот положа руку на сердце, ну, не могла я записать эту клиентку в разряд энергетических вампиров! Ну, не могла и всё тут! Ну, не существует их! Значит, надо искать причину в чем-то другом.

Мой супервизор

— Лиля, я не хочу отказываться от этой клиентки. Я хочу помочь ей. Я не чувствую, что это не «мой» клиент. Мне кажется, тут что-то другое…

— Танюша, у меня создалось некоторое впечатление, что ты немного слишком усердно тащишь ее к счастливому будущему. Может, усилить момент присоединения? Сначала присоединение — поругать там вместе кого-то,

посочувствовать жалобе, разделить боль.

— Лиля, я всегда считала это пустой тратой времени. Сидеть, жалеть… Я считала, что надо действовать, менять ситуацию.

— Ну, сначала присоединение, а потом повести, и повернуть дело так, чтобы клиент сам понял, в чем проблема. Ты же не диагност, а психотерапевт. Я тоже с первых слов понимаю, что у человека болит, однако честно выслушиваю его жалобы и сочувственно головой киваю, и парафразирую, и эмпатически жалею.  И кстати для многих это много лучшее лекарство, чем решать проблемы.

Полезную информацию я получила и понимала, что нужно усилить применение этого навыка в работе. Я сидела на кухне, пила чай и тихо сказала себе: «Таня, тебе нужно научиться присоединяться к клиенту, сочувствовать ему, быть с ним в его чувстве рядом, и потом уже вести его к изменениям». Эта потребность чувствовалась мною так глубоко, что я, как гитарная струна, звенела этой целью.

И в таком настроении я ушла в легкий дневной сон…

Послание из будущего

Окно приоткрылось, и я увидела за окном желтые листья. Грустнеющая погода напоминала о себе безветренной тишиной. Я повернула голову направо и увидела на стуле… себя. Красное платье, развевающиеся волосы… Ну, да, это я. Я, сидящая на стуле, смотрела на меня и улыбалась:

— Тебе нужно просто внимательно слушать клиента, — сказала она. — С самого начала встречи. Не начинать его сразу менять. А установить раппорт. Послушать его состояние, настроиться на него. Он почувствует больше доверия к тебе, а ведь когда он верит, он получит свой результат.

Мне было очень радостно то, что та Татьяна, в красном платье (в моем платье!), на стуле разделяет мои стремления. Ее слова звучали в унисон с моей целью о присоединении:

— Многие вещи, которые ты уже знаешь, бывают недоступны для понимания некоторых людей. Они просто не готовы их воспринять. Но если ты настраиваешься на них, ты находишь нужные слова и приводишь человека к пониманию выхода на его уровне понимания, на его языке. Тебе нужно просто внимательно слушать. Ничего сложного. И показывать, что ты слушаешь «даканиями», «угуканиями» и кивками и мимикой. Это очень приятный навык. Он тебя расслабляет, когда его делаешь. У тебя выработается до автоматизма, и ты будешь и присоединяться, и гипотезы сразу продумывать. Все будет сразу происходить, совсем немного времени и навык выработается. Не успеешь и глазом моргнуть, потому что у тебя все идет быстро. Господь с тобой!

Татьяна на стуле приятно улыбнулась, протянула мне мой блокнот и не спеша вышла из комнаты.

В блокнот была вложена ручка, и я автоматически открыла его, как обычно делаю, чтобы посмотреть следующие мои запланированные дела на день. Мое внимание привлекла сегодняшняя дата – вернее то «сегодня», которое значилось в блокноте. Это был день в будущем, ровно через месяц после того, как я поставила свою цель о развитии навыка присоединения.

Чуть ниже была приписка: «Ты просто учишься. Тебе нужно просто постоянно пробовать это. Препятствие твое в том, что тебе надо и присоединяться и думать одновременно, что у него неправильно, и как дальше строить сессию. Но это придет буквально за несколько раз. Навык вырабатывается очень быстро, потому что это легкий навык. Все его составляющие тебе известны, ты ими владеешь.

Тебе поможет то, что ты сама обычно спрашиваешь, как у них дела. Теперь ты будешь спрашивать, чтобы присоединиться. В присоединении ты будешь и достижения видеть, и отмечать, поэтому поддержка будет автоматически. Когда ты настраиваешься на человека, он субъективно переживает это как то, что ты его принимаешь. И ему от этого комфортно быть с тобой, ходить к тебе на терапию. Каждый человек движется в своем темпе. И ты ему в этом помогаешь».

Абрахам Маслоу

Из-за двери, куда вышла Я-будущая, послышался приятный звук вальса. Он наполнял комнату какой-то свежестью, легкостью, какой-то надеждой. Я повернула ручку двери и сделала шаг в соседнюю комнату.

В левом дальнем углу комнаты в плетеном кресле-качалке сидел мужчина средних лет с открытым лицом и приятными, но почему-то грустными глазами. Он что-то писал в своем блокноте и медленно качался в такт вальса. Рукой он сделал приглашающий присесть жест.

Мне было приятно сидеть рядом с этим человеком. На его лице просто написаны были интеллект и благородство. Я наблюдала за его работой, и мне совершенно не хотелось уходить. В душе зрело ожидание того, что сейчас будет что-то важное и интересное…

Закончив писать, мужчина положил ручку и, задумчиво посмотрев на меня, сказал:

 — Таня, ты умная. Твой ум – это большой трамплин, который у тебя есть. Тебе нужно с умом использовать этот инструмент, использовать эффективно.

Если бы я не чувствовал людей, я бы не создал мою теорию мотивации и самореализации.

Моя теория — это прорыв в психологии. Она помогла почувствовать уверенность многим людям и понять себя.

Чтобы изучить людей, ты должна присоединяться к ним, учиться чувствовать их. Быть с ними в горе и радости – это не пустая трата времени, это познание миров других людей, а именно это ты ставишь как одну из целей твоей психотерапии. Если ты не будешь настраиваться на мир другого человека, этот мир будет для тебя закрытым, и ты будешь иногда даже навязывать другим то, что они не хотят.

Моя теория мотивации и самореализации была создана благодаря тому, что я изучал миры других людей, много миров, тысячи, и в результате долгого кропотливого изучения пришел к общему выводу, который нашел выражение в моей теории.

Если ты хочешь идти правильно и не ошибаться, ты должна быть в контакте с их чувствами, настраиваться на них. Пусть они почувствуют твое тепло. Ведь ты так хочешь выражать свою поддержку. Настройка это и есть способ выражать поддержку. Тебе даже особо ничего выдумывать не надо – подстроилась и все, всё из тебя идет автоматически, естественно.

Карл Роджерс

Едва мужчина в кресле-качалке закончил свои слова, дверь в комнату распахнулась, и в ней появился, бодро шагая, мужчина средних лет в очках. На его лице сияла приятная улыбка, а в глазах читалась скромность. Он протянул мне книгу, на обложке которой было написано «Клиентоцентрированная психотерапия».

«Ах, да! Это та самая книга, с которой началось мое знакомство с теорией этого человека!» — приятные воспоминания сразу нахлынули на меня.

Мужчина в очках слегка поднял брови и с легкой улыбкой сказал:

— Татьяна, ты никак не сможешь изменить человека, если прежде не присоединишься к нему. Это просто невозможно.

Я хочу сказать, что ты уже делаешь это. У тебя уже есть этот навык. Но его нужно сделать больше.

Научиться быть с этим человеком. Быть в его беде, в ситуации, в его горе, в его радости.

Терапия, центрированная на клиенте, основанием имеет мир клиента, фокус нашей терапии – это мир клиента, его вселенная. Ты можешь наслаждаться красотой этого мира или переделывать его под свой мир.

Возможно, в твоем мире нет войн и катаклизмов, но привести к такому же состоянию другой мир можно только через предварительное изучение условий, которые привели к войне.

Если ты выходишь на улицы этого мира с плакатом «Давайте жить в мире» — это просто очередная демонстрация, которая, как и тысячи других демонстраций, ничего не дает.

Найди причину.

Вход в каждый мир имеет замок и тебе надо подобрать ключ. Это можно сделать, внимательно изучив особенности резьбы замка и сделав несколько проб, опираясь на свои гипотезы.

Людям хочется быть принятыми. Им хочется, чтоб их выслушивали, уважали. Твое уважение их как психотерапевта – это выслушивание и принятие. По-другому можно сказать, присоединение.

Когда ты будешь присоединяться ко всем твоим клиентам, им будет более комфортно с тобой. Это нюансы, которые они не понимают, не осознают, но это реальность, которая открыта тебе.

Ты сможешь стать психотерапевтом высокого уровня, если ты перестанешь тянуть своих клиентов за уши, а начнешь их любить. Любить – это присоединение.

Я посмотрела налево на стену и увидела картину, на которой серая морская гладь украшалась ярко-белым парусом корабля. Я не люблю такие картины, для меня они скучные. Почему она привлекла мое внимание, не знаю.

На корабле стоял человек с высоко поднятыми вверх руками. На мгновение я всмотрелась в этого человека и.. не знаю, что произошло, но я оказалась на корабле, в картине.

Я почувствовала себя сидящей на чем-то вроде стула на палубе. Слева от меня стояла… Я с поднятыми вверх руками. Я сразу же поняла, что делает та Татьяна. Она делала зарядку, которую я обычно делаю после каждого клиента. Я приняла это решение около месяца назад, потому что у меня стало болеть тело от однообразного сидячего образа жизни.

Татьяна сделала несколько хорошо знакомых мне движений, подошла ко мне и протянула чашку с кофе.

Я сделала глоток и почувствовала во рту приятный вкус эспрессо с молоком.

Татьяна сделала то же самое и, посмотрев на меня внимательно, сказала:

 — Таня, твой супервизор давно делает это. И это очень важно – присоединяться к клиенту. Понимаешь, если ты сразу тянешь его к изменениям, он еще не готов. Тебе самой это полезно, чтобы его лучше понять. А он с тобой такой чувствует большее доверие и опять же раскрывается. И ты его лучше понимаешь и больше видишь его проблему. А как можно менять, не зная человека, сходу в карьер?

Таня, твой супервизор — профессионал, и она делает это. Значит, это важно. Если бы это не имело значения и не было бы важно, она бы не акцентировала тебя на этой стороне работы. Тебе это необходимо, чтобы лучше понимать клиента. Ведь ты сможешь вести его к изменениям только тогда, когда будешь его понимать, лучше понимать. Ты тогда сможешь прочувствовать глубину его, глубину его проблемы, его ситуации. Тебе будет открыта вся эта ситуация изнутри.

Таня, тебе нужно присоединение, чтобы быть профессионалом. Если ты умеешь делать присоединение, ты настоящий профессионал. Это одно из качеств профессионала.

Также это позволяет тебе чувствовать комфорт в работе с клиентом, потому что ты не переделываешь его насильно, не споришь с ним (что вызывает у тебя негативные эмоции и неприятное чувство борьбы). Ты его уважаешь в том, в чем он находится. Ты его принимаешь в том, в чем он находится. Для тебя это на самом деле легко. Этот навык легкий, потому что он естественный. Главное – не спешить, а выслушивать и парафразировать, и эмпатически понимать.

Мне было так приятно слушать эту Татьяну. В ее голосе слышалось что-то родное, что-то доброе и очень знакомое:

— Тебе нужно иметь терпение, когда ты беседуешь с клиентами. А терпение будет возникать только из присоединения, потому что ты будешь вместе с этим человеком. Вот ты говоришь, что тебе неинтересно с ним сидеть в его грязи, но ведь в тебе самой полно психологической грязи.  Ты приходишь с ней к своему психотерапевту, и ты хочешь, чтобы тебя выслушали. И поняли. И для тебя это не грязь. А твои чувства, твои переживания, твой внутренний мир, это ты. Ты хочешь любви, принятия. Дело в том, что его грязь тоже интересная. В этой грязи скрыт потенциал. Это правильная информация, в которой слова поменялись местами. Тебе нужно просто поставить все слова на место. Тяга к счастью, благу, добру есть у всех. Она внутри – тяга к счастью. Он потому и пришел, что хочет счастья.

Я проснулась.

Присоединение

Я начала с того, что уменьшила домашнее задание для своей клиентки.

«Прочитайте не всю книгу, а 10 страниц. Во втором задании каждый день пишите не по 10, а по 5 фраз» — отправила я ей смс.

«Фух, — пришло от нее. – А я думала, что я не справлюсь».

Чувство легкости пронзило меня, мне как-то стало легко читать ее послания, мне как-то тепло и комфортно стало просто быть с ней – в этом терапевтическом альянсе.

С каждым другим клиентом я делаю то, что сердечно советовали мне мой супервизор Лиля, Карл Роджерс и Абрахам Маслоу. То, о чем я получила послания от себя с разных концов временной линии. Я присоединяюсь и это похоже на вальс, свежий, легкий вальс…

Опубликовал(а) Татьяна Жадан
Предыдущая запись
Научные исследования об эффективности онлайн-психотерапии
Следующая запись
12 мифов о психологах и психологии